Е. Примаков. Таким я его ( Милошевича ) знал

На мой прямой вопрос — можно ли считать, что Милошевич вынашивает планы «Великой Сербии», он ответил: это можно осуществить только через море крови, на что я не пойду.

Милошевич принял совет Москвы — поехать в Женеву и принять участие в работе конференции. Это имело решающее значение для её успеха на том этапе: гражданская война в Боснии и Герцеговине, подпитываемая извне, пошла на убыль и в конце-концов прекратилась. Но не покривлю против правды — он принял совет ехать в Женеву не сразу. Сначала сказал: как я поеду туда, Вы разве не знаете, какую антисербскую кампанию ведут западные средства массовой информации? Да и нужно учитывать, что делегация Республики Сербской выступает против резолюции Вэнса-Оуэна.

— Именно по всему этому Вам и нужно ехать в Женеву, — ответил я.

После раздумий Милошевич согласился, и нужно сказать, что, приняв решение, шёл прямой дорогой без всяких зигзагов.


В этой связи вспоминаю свою встречу с С.Милошевичем 17 марта 1998 года, во время которой мы обговаривали пути нормализации в Косово. В принципе я был доволен результатами этой встречи, потому что на следующий день М.Милутинович сделал заявление о том, что Сербия готова начать переговоры с политическим руководством албанцев в Косово — с Руговой.

 

В июне 1998 года президент Ельцин пригласил С.Милошевича в Москву. В переговорах принял участие и я, будучи премьер-министром России. Было принято очень важное Совместное заявление, текст которого, по сути, готовили Милошевич и я. Совместное заявление включало несколько моментов принципиального характера: о готовности вернуть беженцев, о готовности сотрудничать с Управлением Высшего комиссара по делам беженцев и с Международным Красным Крестом, о возможности посещения Косова международными организациями, о намерении начать переговоры, в которых участвовали бы с сербской стороны — сербская часть населения Косова (плюс Белград), а с албанской стороны — Ругова.


Следующая встреча с С.Милошевичем произошла уже в момент бомбардировок Югославии. Я прибыл в Белград после телефонного разговора с президентом Франции Жаком Шираком, который просил меня поговорить с президентом Югославии, чтобы тот сделал «какой-то шаг», после чего, по словам Ширака, бомбардировки будут прекращены. Ширак был явно на стороне противников акции НАТО, но, очевидно, опасался сказать об этом открыто.

mil_primakov
Похожая история с Саддамом Хусейном по ссылке

http://brezhnevnews.ru/page/blog/club/view_post.seam?userId=331360&postId=2167804
BREZHNEV NEWS24 марта 2014
1296
 0.00