Andrey Matuzov

1378.0
Россия, Москва

Изборский клуб: проект по дискредитации национальной идеи или шаг к новой России?


image

 

Члены " Изборского клуба" дают много пространных умозаключений на предмет острых социальных вопросов. Но некоторые из них являются действительно показательными. На деятельность подобных организаций можно было бы смотреть с определенной долей позитива и иронии: много заявленных к обсуждению тем более чем имеют право на существование. Но при ближайшем рассмотрении, предложенные решения к сожалению деструктивны.

Взяв на себя социальную миссию реставрации национальной идеи члены "Изборского клуба" выступают в качестве антагонистов "креативного класса", не утруждая себя разъяснением важной социальной функции последнего. По мнению руководителя клуба, креативный класс - это национал-предатели, готовые променять интересы страны на личные, и с которыми необходимо всячески бороться путем их социальной изоляции. Замену существующего креативного класса предлагается искать в среде патриотически настроенных представителей "среднего класса" в регионах России.

Все эти рассуждения можно было бы отнести к эмоцианальному всплеску закомплексованного ботаника. Однако статус возглавляемой ботаником организации, социальный статус его партнеров и очевидные последствия, которые можно наблюдать в реале заставляют задуматься о причинах и последствиях происходящего. 

Небольшой экскурс

Креативный класс — понятие, предложенное Р. Флоридой для обозначения социальной группы населения, включённой в постиндустриальный сектор экономики. Это часть среднего класса, ставшая самой влиятельной и массовой социальной группой в развитых странах (к примеру, в США их доля составляет 30 % всех работающих). Именно он сегодня создаёт в развитых странах повестку дня, служит образцом для подражания и формирует общественное мнение: журналисты, писатели, учёные, инженеры, артисты, художники, специалисты в области маркетинга, рекламы и PR, бренддизайнеры с творческим мышлением, способные к нешаблонному решению задач.
 
Креативный класс стал основным двигателем Рейганомики. Именно на него была сделана серьезнейшая ставка в реализации данного экономического курса, результатом которого стала мировая потребительская бренд архитектура, предложившая миру новый формат потребительской культуры, создающей дополнительные качества потребительского продукта в виде так называемой культуры бренда, создающей максимальную прибавочную стоимость.  Бренд Apple - наиболее информативный пример.
 
Рейганомика - курс экономической политики американского правительства в 1980-1988гг. в период президентства Р.Рейгана. Теоретической основой рейганомики служила экономическая теория предложения. Практическим выводом из нее явился перенос акцентов с регулирования спроса на товары и услуги на стимулирование их производства.

Независимо от страны в которой мы живем, на нас всех действуют одни и те же психологические, социальные и экономические факторы. Их отрицание - либо демонстрация глупости, либо факт обслуживания каких-либо экономических интересов.

Так чьи интересы может обслуживать "Изборский клуб"?

Сфера применения таланта представителя креативного класса - улучшение качества жизни посредством создания продуктов и услуг, его инструмент - стратегия и творчество. Рынок применения - потребительский сектор экономики. Его размер в России - 1 000 000 000 000$ США в год. Ориентировочно 60% российского рынка занято потребительскими брендами транснациональных корпораций, 40% - товарами отечественного производства и дешевой азиатской продукцией. В среднем 5% от этой суммы по законам экономики необходимо тратить только на продвижение продукта. Получаем размер рынка в 20 000 000 000 $. Именно такая сумма должна тратиться ежегодно в целях реализации программы импортозамещения в России только на разработку и продвижение национальной потребительской бренд-архитектуры.
 
За 40 лет доля бренд-составляющей в стоимости потребительского продукта, создаваемой именно креативным классом, выросла в разы и стала основным инструментом изъятия добавленной стоимости, в том числе и в основном, американо-британскими корпорациями на внешних рынках. 
 
E06CCC1A-41FC-4C9B-864F-CD5F90036DF4
 
 

Являясь основным социальным модератором, государство обязано максимально предоставлять все возможности для претворения талантов своих граждан в первую очередь в программах по созиданию собственного потребительского рынка. И только честная конкуренция, предоставляющая возможность реализовать талант каждого человека, способна создать по настоящему конкурентностпособные продукты и услуги.

В действительности же сегодня мы видим, что те деньги, которые должны были стать основным источником социального развития посредством создания условий развития предпринимательства в первую очереть с помощью креативного класса, стали объектом окологосударственных структур, видящих в этом исключительно элемент наживы. А "креативный класс" всячески дискредетируется последними в глазах руководства страны и самого общества с целью убрать конкурента. Хотя креативность это не группа , а состояние. И представитель креативного класса - это не равно либерал-демократ. И лоялен государству креативный класс может стать только тогда, когда ему отдадут то, что ему предназначается по праву - право делать свою страну лучше и конкурентноспособней в мировой экономической системе.

Таким образом существование "Изборского клуба" и ему подобных псевдопатриотичных организаций вполне закономерно. Это просто пиар-сопровождение процесса осваивания гигантского государственного бюджета на построение новой сильной России со своей сильной национальной потребительской бренд-архитектурой. Но вот будет ли она построена в таких условиях? Уверен, представители Госдепа в восторге от работы Изборского клуба. Последние, скорее всего, не догадываются об этом...



А теперь немного абсурда.

 

На вопрос "какова альтернатива креативному классу, где взять патриотически ориентированный креативный класс" идеолог Изборского клуба Виталий Аверьянов ответил следующее:
 
- Его не нужно где-то брать. Он есть. Это показывают поездки Изборского клуба, а мы много ездим по России. Поверьте, оппозицией столичному классу «креаклов» является не только пролетариат и «Уралвагонзавод». В оппозиции к нему большая часть нашей интеллигенции, студенчество, люди творческих профессий. Основная часть российского «среднего класса» настроена консервативно и патриотично. Наиболее уязвимы для технологий обработки сознания оказались такие профессиональные страты как юристы и журналисты. Но и в этих средах лично я встречаю немало искренних патриотов, мыслящих вне шаблонов неолиберальной традиции. Относительно безнадежна только богема, связанная с обслуживанием проекта глобализации в России.
 
Суть «креативного класса» – ориентация на стильный, модный образ жизни (поэтому в их среде приживается мем «ватник» как символ антиэстетизма). Они увлекаются идеей стать сверхуспешными, своего рода сверхчеловеками. Эту новую расу А.Зиновьев называл «роботизированными западоидами». А.Панарин усматривал у новых "сверхчеловеков" черты мизантропии, замешанной на оккультной эзотерике. Эти наблюдения двух мыслителей довольно точны.
 
Плата за прогрессивность – отказ от своей национально-государственной традиции и любых традиционных ценностей. Креативный класс обязательно «посттрадиционен». Переход в передовой класс связан с механизмом переключения от прекраснодушия и наивности к сознательному выжиганию совести и озверению в угоду высшего класса, который рекрутирует нового члена в отряд своих слуг. Этот феномен балансирования на грани прекраснодушия и выжигания совести был ясно показан еще в книге Джона Перкинса «Исповедь экономического убийцы».
 
Мы имеем дело с грандиозной игрой по оболваниванию миллиардов ради интересов единиц мировой олигархии. Креативный класс всегда и везде служит инструментом и в какой-то мере разменной картой в этой игре. Относится это не только к либералам, но и к анархистам, нигилистам, неонацистам, антиглобалистам и прочим представителям протеста против системы. Поскольку все эти направления уже прекрасно вписаны в замысел расчеловечивания, реализуемый корпоратократией.
 
Каков выход? Система глобального Вавилона, конечно же, нетождественна государству или даже транснациональным клубам. Чтобы противостоять этой системе, нужно идти от противного: постулировать ценность своей традиции, своей веры и своего государства в их подлинности. Мы должны поддерживать власть настолько, насколько она поддерживает основы нашей подлинности.
 
Не удивительно, что в России тема «креативного класса» очень рано намертво связалась с темой несистемной оппозиции. Это прежде всего новый таран против государства. Свободные выборы, стандарты прав человека, борьба с коррупцией не должны затмевать для нас более важный вопрос: куда ведут нас протестанты против власти? Пусть коррупция, нарушения закона, двоедушие, и другие грехи останутся навальным, немцовым и прочей шушере, которая верой и правдой служит мировой олигархии. Это кислотные муравьи, задача которых разложить нашу культуру, уничтожить ее своеобразие, превратить нас в зомби, сходящих с конвейера глобальной фабрики по производству клишированного менталитета. Достоевский в свое время предсказал эти типажи совратителей и совращаемых, помните фразу Петруши Верховенского: «нынче у каждого ум не свой…»? Сейчас это очень актуально.
 
В этом смысле меня всегда поражала творческая импотенция этого смарт-класса, прозванного как будто в насмешку «креативным». У них везде все одинаковое – и листовки, и лозунги. И с коррупцией они борются по всему миру одинаково. И за экологию они тоже борются одинаково. И честные выборы им везде мечтаются по одному и тому же шаблону. Соответственно, везде с одинаковым ражем они поддержат права меньшинств, даже если лично им эти меньшинства несимпатичны. Но возникает групповой эгоизм сети меньшинств – и этот эгоизм прикрывается благородными словами и нелепыми агитационными красивостями.
 
Вспоминаю лозунг наших креаклов на манифестации против закона Димы Яковлева: «Мама не имеет национальности!» Не знаю, в какую креативную голову это могло прийти? Кто же еще является носителем национальности, родового начала, языка, как не мама! Здесь сказалось поразительное самомнение наших безоглядных космополитов.
 
«Креативность» XXI века отличается от классического «творчества» своим вирусным характером и своей шаблонностью. Настоящее творчество идет изнутри, а не передается как зараза. Подростковая стадность, вспыльчивость и запальчивость сочетаются с претензией на эзотеризм и элитарность. В общем-то это все тот же механизм группирования в субкультуры. Малообразованному и неопытному человеку кажется, что в субкультуре он приобщается к уникальному «высшему» опыту.
 
В общем, диагноз, который я мог бы предложить, весьма жесток. Автор концепции «сетевого общества» Мануэль Кастельс определял это состояние следующим образом: технология не определяет общество, она сама является этим обществом. Иными словами, креаклы – это не совсем люди. Это технология, которая запущена извне и помимо воли людей воспроизводит сама себя. Носители креативно-классовой идентификации служат своего рода электропроводником, стандартизированным материалом, проводящим ток глобализации, ток заказных глобальных кампаний. От них собственно не требуется креатива, от них требуется не мешать, не притормаживать процесс. А «креативность» – приманка, красивая упаковка для их социально-политического отщепенства.
 
Сегодня у нашего креативного класса растет градус депрессии. Об этом можно судить по их блогам в соцсетях, таким как «Пора валить» в ЖЖ. Нельзя отрицать, что среди «креаклов» немало искренних людей, в свое время отправившихся в путь по течению, как им казалось, незаурядному течению. Однако их слава, их подвиги оказались суррогатными. Для читателей «Свободной прессы» я бы рекомендовал один из последних докладов Изборского клуба на эту тему, в котором креативному классу посвящено много места – «Линии раскола в российском обществе». По мысли авторов этого доклада, богема выступает как паразитарный слой, который в принципе не способен удовлетвориться объемом ресурсов, получаемых им от общества. В силу этого богема деструктивна и является экзистенциально-психиатрическим ядром протестов революций 2.0, движений майданно-болотного типа.
 
Специфика новейшей истории в том, что помимо государств-лимитрофов, призванных высасывать жизненные силы у геополитически опрокинутой России, существуют еще лимитрофные среды внутри самой России. В эпоху информационных технологий некоторые функции лимитрофа можно выполнять находясь в любой точке мира. Это так сказать «внутренние украинцы», которыми наполнена наша страна. Их меньшинство, но это очень активное меньшинство, которое воспринимают свою родину как стихию варварства, а себя как буфер между внешней цивилизацией и этим варварством. Якобы они – носители цивилизации, а их предки и соседи – варвары. Их задача – выдавливать по капле варварство, не столько из самих себя, сколько из окружающих.
 
Это довольно убогая картина мира, и нам предстоит большая работа по предъявлению и внедрению в общество превосходящей ее, более сложной картины мира. Она должна быть на порядок выше, чем система представлений среднего европейца или среднего американца. Россия выскользнет из исторической ловушки и вновь победит за счет того, что ее сметливый народ будет вооружен ясным и современным пониманием путей добра и зла, развития и деградации.


более подробно ознакомиться с посланиями человечеству Изборского клуба вы можете перейдя по ссылке:

http://www.dynacon.ru

Andrey Matuzov31 августа 2014
4238
 0.00